Подписан закон об отключении сотовой связи в тюрьмах

Президент России Владимир Путин подписал закон, обязывающий сотовых операторов отключать сотовую связь в тюрьмах по требованию ФСИН.

Сотовая связь за решеткой запрещена. Но она там есть. Более того, иногда в тюрьмах организуют настоящие мошеннические кол-центры. Так что если кому-то позвонили некие банкиры, убеждающие, что вы должны назвать им номер своей карты и пин-код, вряд ли будет ошибкой предположить, что абоненты находятся на зоне. В самом прямом смысле.

Сама по себе проблема блокирования сотового сигнала в тюрьмах обсуждается очень давно, были испробованы разные способы: глушилки, специальные материалы для строительства тюрем и т.п. Несколько раз уже заявлялось о полном решении проблемы. Однако на деле пока ничего не решено.

Многие эксперты не раз высказывались о том, что борьба с нелегальными телефонами велась не с того конца.

Мол, ключики к решению проблемы лежат в сотовых компаниях. Поэтому новый закон вводит специальную процедуру отключения нелегальной связи. Блокировка будет производиться по письменному мотивированному обращению директора Федеральной службы исполнения наказаний, заместителя главы ведомства, а также начальников территориальных органов ФСИН.

Чаще всего, безусловно, письма в сотовые компании будут направлять руководители территориальных управлений ФСИН. Директору же службы полномочия нужны на тот случай, если телефоны вдруг заговорят в каких-то казенных домах центрального подчинения.

Например, не все знают, что на территории «Матросской Тишины» есть две «Матросских Тишины». Первый казенный дом — это обычный следственный изолятор, подчиняющийся столичному управлению тюремного ведомства. Второй казенный дом — это СИЗО центрального подчинения. Иногда этот изолятор называют спецблоком. Но это отдельное учреждение. Надзор там гораздо сильнее. В подобных казенных домах нелегальной связи, как правило, не бывает. Но если вдруг случится исключение из правил и в особом казенном доме зазвонит телефон, его тут же отключат по письму руководителя ведомства.

Что же касается обычных тюрем, то телефоны регулярно туда проникают по разным каналам.

«ФСИН изымает ежегодно около 60 тысяч телефонов, а с учетом латентности правонарушения мы понимаем, что это — капля в море», — рассказал в свое время один из инициаторов проекта, председатель Комитета Госдумы по информационной политике, информационным технологиям и связи Александр Хинштейн.

Но теперь сотрудникам тюремного ведомства не надо будет искать нелегальные телефоны по разным тайникам. Запретные трубки выявит электронный мониторинг. После того как какой-то номер звонком выдаст себя, гражданин начальник сразу же направит требование в сотовую компанию и телефон отключат.

Текст: Владислав Куликов, Российская газета — Столичный выпуск № 49(8400)

Добавить комментарий